Главная страница | Библиотека | Форум |

Э.В.Ильенков "Диалектика абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении"
...6-05 6-06 6-07...

4. КОНКРЕТНОЕ КАК ПРОТИВОРЕЧИЕ В ЕГО РАЗВИТИИ

После всего сказанного уже легче осветить принципиальное отличие "дедукции категорий" в "Капитале" от формально-логической дедукции, то есть конкретное существо способа восхождения от абстрактного к конкретному.

Мы установили, что понятие стоимости у Рикардо, то есть всеобщая категория системы науки, есть абстракция, которая не только "неполна", но и "формальна", в силу чего и неверна. Понимая "стоимость" как понятие, выражающее то абстрактно-общее, чем обладает каждая из развитых категорий, каждое из конкретных явлений, им обнимаемых, Рикардо и не исследует стоимость специально, в строжайшем отвлечении от всех остальных категорий.

Таким образом, уже здесь в теоретических определениях исходной всеобщей категории и в способах ее определения, уже содержится, как в зародыше, вся разница между "дедукцией категорий" метафизика Рикардо и способом восхождения от абстрактного к конкретному диалектика Маркса.

Маркс вполне сознательно образует теоретические определения стоимости детальнейшим конкретным анализом простого товарного обмена, оставляя в стороне, как не имеющие отношения к делу, все остальное богатство развитых на его основе явлений и выражающих эти явления категорий. Это и есть с одной стороны действительно содержательная, а не формальная ("родовая") абстракция.

И только при таком понимании, предполагающем конкретно-исторический подход к вещам, становится возможным специальный анализ формы стоимости, специальное исследование конкретного содержания всеобщей категории, - анализ стоимости не как "понятия", а как конкретно чувственно данной реальности, как простейшей экономической конкретности.

"Стоимость" как таковая предстает как реальность, обладающая своим собственным конкретно-историческим содержанием, теоретическое раскрытие которого и совпадает с выработкой теоретических определений понятия стоимости.

И этим реальным содержанием оказывается не абстрактно-общее, заключенное в любом товаре, не мертвое количественное тождество порций общественного труда, - а совсем иное.

Этим "иным" выступает тождество противоположностей относительной и эквивалентной форм выражения стоимости каждого из вступающих в отношение обмена товара. Именно в раскрытии внутреннего противоречия простой товарной формы и заключается тот пункт, по которому диалектика Маркса противостоит метафизическому способу мышления Рикардо.

Содержание всеобщей категории, конкретного понятия стоимости у Маркса вырабатывается не на основе принципа абстрактного тождества, а на основе диалектического принципа тождества взаимо предполагающих полюсов, взаимоисключающих друг друга определений.

Анализ стоимости представляет собой действительно решающий пункт для понимания диалектики Маркса, и на нем следует остановиться подробнее.

Категория, понятие, научная абстракция стоимости вырабатываются Марксом на основе диалектического принципа тождества противоположных определений, а не на основе принципа абстрактного тождества.

Что это значит?

Это значит, что содержание категории стоимости раскрывается через выявление внутренних противоречий простой формы стоимости, осуществляющейся в виде обмена товара на товар.

Товар, форма товара, предстает в изображении Маркса как живое противоречие реальности, обозначаемой этим термином, как живой неразрешенный антагонизм внутри этой реальности. Товар содержит противоречие внутри себя, в себе самом, в своих имманентных экономических определениях.

Заметим, что внутренней раздвоенностью на взаимоисключающие и одновременно взаимопредполагающие моменты обладает, как показывает Маркс, каждый из двух сталкивающихся в акте обмена товаров.

Каждый из них заключает в себе экономическую форму "стоимости", как свою имманентную экономическую определенность.

В обмене - в акте замещения одного товара другим - эта внутренняя экономическая определенность каждого из товаров только проявляется, только выражается, - и ни в коем случае не создается.

Это центральный пункт, от понимания которого зависит понимание проблемы не только "стоимости", но и проблемы логической - проблемы конкретного понятия как неразрывного тождества взаимоисключающих определений.

На поверхности явлений реального обмена дана следующая картина: один товар замещается в руках товаровладельца - другим, и замещение это - взаимное. Замещение это может совершиться только в том случае, если оба взаимозамещающих товара приравниваются друг другу как "стоимости".

Вопрос поэтому встает так: что такое стоимость?

Фактически - совершающийся обмен показывает, что каждый из товаров, вступающих в обмен, представляет собою по отношению к своему хозяину лишь меновую стоимость и не представляет для него потребительной стоимости. В руках другого хозяина меновой стоимости он видит только потребительную стоимость, необходимую ему "вещь". И отношение абсолютно одинаково с обеих сторон.

С точки зрения одного товаровладельца, каждый из товаров выступает с различной, и именно в прямо противоположной форме: принадлежащий ему товар (холст) есть только меновая стоимость, ни в коем случае не потребительная, - иначе он не стал бы ее отчуждать, менять. Другой же товар (сюртук) для него, по отношению к нему есть, напротив, потребительная стоимость, только эквивалент его собственного товара.

Во взаимозамещении меновой и потребительной стоимостей, относительной и эквивалентной форм, и заключается смысл реального обмена.

Это взаимоотношение, взаимопревращение полярных, исключающих друг друга, противоположных экономических форм продукта труда есть самое что ни на есть фактическое превращение, происходящее вне головы теоретика и совершенно независимо от нее.

В этом взаимопревращении противоположностей и реализуется и осуществляется стоимость. Обмен предстает как та единственно возможная форма, в которой проявляется, выражается в явлении стоимостная природа каждого из товаров. Поэтому через анализ обмена только и можно придти к выяснению той реальности, которая здесь проявляется, то есть получить ответ на вопрос: что же такое "стоимость", которая проявляется так, а не иначе.

Фактически ясно, что проявиться, обнаружиться эта таинственная природа может только через взаимопревращение противоположностей меновой и потребительной стоимостей, через взаимозамещение относительной и эквивалентной форм.

Иными словами, только тем путем, что один товар (холст) выступает как меновая стоимость, а другой (сюртук) - как потребительная, один принимает на себя относительную форму выражения стоимости, а другой - противоположную, эквивалентную.

Обе эти формы совместиться в одном товаре не могут - иначе исчезает всякая необходимость в обмене. Отчуждают путем обмена только то, что не представляет собой непосредственно потребительной стоимости, а есть только меновая...

Это фактическое положение дел Маркс и фиксирует теоретически: "Следовательно, один и тот же товар в одном и том же выражении

стоимости не может принимать одновременно обе формы. Более того: последние полярно исключают друг друга..."

Метафизик (т.е. человек, не признающий другой логики, кроме формальной), принципом которой является запрещение противоречия, запрещение совпадения взаимоисключающих теоретических определений в понятии вещи, несомненно обрадуется, прочитав это положение. Два взаимоисключающих определения не могут совместиться реально в одном товаре! Товар может находиться только в одной из взаимоисключающих экономических форм! Ни в коем случае не в обеих одновременно!

Значит, диалектик Маркс отрицает возможность совмещения полярных определений в понятии? На первый взгляд, действительно может показаться так.

Но ближайший анализ показывает, что дело обстоит совсем наоборот. Дело в том, что приведенный отрывок венчает собой анализ эмпирического выражения формы стоимости и ни в коем случае не вскрывает еще внутреннего содержания формы стоимости. Выработка понятия, выражающего как раз последнее, еще впереди.

И мышление, фиксирующее пока только форму выражения стоимости, а не самое форму стоимости, и констатирует тот факт, что каждый из товаров может принимать в этом выражении, в этом внешнем проявлении стоимости, только одну из ее полярных форм и ни в коем случае не обе одновременно.

Но та форма, которую принимает каждый из столкнувшихся товаров, и не есть стоимость, а только абстрактно-одностороннее обнаружение последней.

Стоимость же сама по себе, которую только предстоит выразить в теоретических понятиях, есть нечто ТРЕТЬЕ, не совпадающее ни с одной из своих полярных форм, взятых порознь, ни с их механическим сочетанием (которое невозможно).

Важнейшее рассмотрение обмена показывает, что зафиксированная выше "невозможность" совпадения в одном товаре двух полярных, взаимоисключающих экономических характеристик есть не что иное, как необходимая форма обнаружения "стоимости" на поверхности явлений.

Поскольку же речь идет не только и не столько о внешней форме обнаружения "стоимости", а о самой стоимости, как об объективной экономической реальности, скрывающейся в каждом из сталкивающихся товаров и составляющей скрытую, "внутреннюю" природу каждого из них, постольку дело выглядит как раз обратным.

"Скрытая в товаре внутренняя противоположность потребительной стоимости и стоимости выражается таким образом через внешнюю противоположность, т.е. через отношение двух товаров, в котором один товар тот, стоимость которого выражается, - непосредственно играет роль лишь

потребительной стоимости, а другой товар, в котором стоимость выражается, - непосредственно играет роль лишь меновой стоимости"...

"Следовательно, простая форма стоимости товара есть простая форма проявления заключающейся в нем противоположности потребительной стоимости и стоимости..." ("Капитал")

Таким образом, закон, запрещающий непосредственное совпадение взаимоисключающих форм существования в одной и той же вещи (а следовательно, в теоретическом выражении этой вещи) оказывается соблюденным там, где речь идет о ВНЕШНЕЙ ФОРМЕ проявления, обнаружения исследуемой реальности (в данном случае - "стоимости"), и неприменим, ложен там, где речь идет о ВНУТРЕННЕЙ ФОРМЕ, о сущности самой стоимости, о ее теоретическом определении.

"Внутренняя природа" стоимости теоретически выражается лишь в понятии стоимости. И отличительной чертой марксовского понятия стоимости выступает как раз то, что это понятие раскрывается через тождество взаимоисключающих теоретических определений.

В понятии стоимости выражается не внешнее отношение одного товара к другому товару (здесь "внутреннее противоречие" непосредственно не выступает, а расщеплено на противоречие "в разных отношениях, - в одном отношении к своему владельцу, товар выступает только как меновая стоимость, а в "другом отношении", в отношении к владельцу другого товара, только как потребительная), - а внутреннее отношение товарной формы.

Иными словами, товар у Маркса рассматривается здесь не в отношении к другому товару, а в отношении "к самому себе", "рефлектированном" через отношение к другому товару.

В этом пункте заключена вся тайна марксовой диалектики - и без четкого понимания этого пункта, этого решающего ядра Логики "Капитала", абсолютно ничего невозможно понять ни в "Капитале", ни в Логике "Капитала".

В отношении к другому товару лишь проявляется, лишь выражается ("рефлектируется") внутренняя СУЩНОСТЬ каждого из товаров -"СТОИМОСТЬ".

И эта стоимость, скрытая экономическая СУЩНОСТЬ каждого товара, та самая объективная реальность, которая в обмене не создается, а только про-ЯВЛЯЕТСЯ, в другом товаре только отражается как в "зеркале", т.е. "рефлектируется".

И здесь, будучи "рефлектированной во вне", она выступает в виде внешних, не совмещающихся в одном товаре противоположностей - меновой

и потребительной стоимости, относительной и эквивалентной форм выражения.

Но при этом каждый из товаров, поскольку он представляет собой стоимость, есть непосредственное единство взаимоисключающих и одновременно взаимопредполагающих экономических форм.

В явлении, в акте обмена и в его теоретическом выражении, эта его конкретная экономическая природа выступает как бы распавшейся на два своих абстрактных, противостоящих друг другу момента, каждый из коих взаимно исключает другой и одновременно предполагает его в качестве необходимого условия своего существования, условия, которое находится не в нем самом, а вне его.

В понятии стоимости эти абстрактно-противостоящие в явлении противоположности вновь объединяются, но объединяются не механически, а именно так, как они объединены в самой экономической реальности товара

- в виде живых, взаимоисключающих и одновременно взаимопредполагающих экономических форм существования каждого товара, его "имманентного" содержания - стоимости.

Иными словами, в понятии стоимости фиксируется "внутреннее беспокойство" товарной формы, внутренний стимул ее движения, ее саморазвития, внутренне присущее ему, до всякого обмена, вне всякого отношения к другому товару, экономическое содержание.

Исходя из выявленного понятия стоимости как живого, диалектически противоречивого совпадения противоположностей внутри каждого отдельного товара, Маркс уверенно отчетливо вскрывает далее эволюцию простой товарной формы в денежную, процесс порождения денег движением простого товарного рынка.

В чем тут дело, в чем видит Маркс необходимость перехода от простого, прямого, безденежного обмена товара на товар - к обмену, опосредованному деньгами?

Необходимость этого перехода выводится прямо и непосредственно из невозможности разрешить противоречие простой формы стоимости, оставаясь в пределах этой простой формы.

Дело в том, что каждый из товаров, вступающих между собой в меновое отношение, представляет собой живую антиномию. Товар А может находиться только в одной форме стоимости и не может одновременно находиться в обоих.

Но ведь реально это как раз и невозможно. Если обмен свершается в действительности, то это значит, что каждый из двух товаров взаимно полагает в другом ту самую форму, в которой тот находится не может потому, что он уже находится в противоположной.

Ведь другой товаровладелец вынес свой товар на рынок вовсе не для того, чтобы кто-то мог измерять в нем стоимость своего товара. Он сам должен и хочет измерять в другом товаре стоимость своего, - то есть полагать противостоящий ему товар как эквивалент. Но тот не может быть эквивалентом потому, что уже находится в относительной форме.

И отношение абсолютно одинаковое с обеих сторон. Владелец холста рассматривает товар-сюртук только как эквивалент, а свой товар - как только относительную форму. Но владелец сюртука мыслит как раз наоборот - для него холст - эквивалент, а сюртук - только "меновая" стоимость, только относительная форма...

И если обмен все-таки совершается, то это значит (если выразить факт обмена теоретически), что оба товара взаимно измеряют свою стоимость и столь же взаимно служат материалом, в котором стоимость измеряется. Иными словами, и сюртук и холст взаимно полагают друг друга в ту самую форму выражения стоимости, в которой они не могут находиться именно потому, что уже находятся в другой...

Холст измеряет свою стоимость в сюртуке (то есть делает его эквивалентом), а сюртук измеряет свою стоимость в холсте (то есть делает его эквивалентом). Но ведь и холст и сюртук уже находятся в относительной форме стоимости, оба измеряют свою стоимость в другой и, следовательно, не могут принять на себя форму эквивалента...


...6-05 6-06 6-07...
Э.В.Ильенков "Диалектика абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении"

© С.Г.Кара-Мурза, 1988-2001 г.
© Оформление , 2001 г.