Главная страница | Библиотека | Форум |

Э.В.Ильенков "Диалектика абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении"
...2-01 2-02 2-03...

2. ОБ ОТНОШЕНИИ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ К ПОНЯТИЮ

Старая, недиалектическая логика и теория познания, не будучи в состоянии понять диалектику отношения чувственной ступени познания к рациональной, никогда не могла понять и теоретико-познавательного

смысла "созерцания" и "представления".

Она не смогла даже дать сколько-нибудь удовлетворительного определения этим категориям и, как правило, рабски заимствовала его из психологии. "Созерцание" для нее совпадает с тем образом вещи, который индивид непосредственно воспринимает с помощью своих, индивидуально присущих ему органов чувств - с помощью своих двух глаз, пяти пальцев да собственного носа. "Представление" же толкуется как образ "созерцания", но только удержанный в индивидуальной чувственной памяти.

Нетрудно заметить, что такое толкование опять-таки не сходит с точки зрения абстрактного гносеологического "робинзона", с точки зрения антропологического толкования субъекта познания. Уже здесь, таким образом, по существу отрицается общественный характер человеческого созерцания и представления, в частности игнорируется тот факт (который в наши дни установлен даже естественно-научной физиологией высшей нервной деятельности), что человеческое созерцание, не говоря уже о "памяти", неразрывно связано с речью, опосредствовано словом.

Забывается и то обстоятельство, что человеческий индивид большую, если не подавляющую, часть эмпирических сведений о вещах приобретает не с помощью лишь своих двух глаз и десяти пальцев, а (благодаря речи) через органы чувств всех взаимодействующих с ним индивидов.

Далее. Если под "понятием" разумеют любой общий термин, любое слово, - лишь бы оно выражало нечто "общее", - то эта точка зрения уже с неизбежностью дополняется мнением, согласно которому чувственное познание (созерцание и представление) имеет дело только с "единичным". Но последовательно удержаться на этой точке зрения не может самый махровый эмпирик: ведь она равносильна отказу от положения "нет ничего в интеллекте, чего не было бы в чувствах". Значит приходится делать вывод, что созерцание и представление тоже отражает "общее", а дело мышления сводится к тому, чтобы отличить и обособить это "общее", выразить его отдельно. Получается, что мышление отличается от чувственности только тем, что оно дает более бедный образ вещей, нежели чувственность. Чувственность-де отражает и единичное, и общее, а мышление - только общее. Становится непонятным, зачем оно в таком случае вообще нужно, если речь идет о познании конкретных вещей.

Но особенно путает все карты такой позиции наличие так называемых "общих представлений". Они, как таковые, представляют собой простофакт, который не может ставить под сомнение ни одна гносеологическая

или логическая концепция. Примером таких общих абстрактных представлений могут служить хотя бы все известные геометрические фигуры. Треугольник, который школьник вычерчивает на доске или на бумаге, а начертив, созерцает, - это крайне обобщенный образ действительности, крайне абстрактное ее отражение и вместе с тем - нечто чувственно, наглядно воспринимаемое, созерцаемое.

Куда отнести такие образы? К "чувственной" или "рациональной" ступени отражения? Представление это или понятие?

Кроме того, каждый прекрасно знает, что память удерживает в сознании далеко не всю полноту фактов, которые когда-то побывали в поле зрения индивида. Она удерживает и сохраняет эти факты всегда лишь в общих чертах: детали и подробности (то есть то, что эмпирик именует "конкретностью") все больше и больше размываются потоком времени, пока от факта не остается в сознании лишь самый общий контур, - тем более "общий", чем дальше в прошлом осталось припоминаемое событие.

Каждый знает, как трудно бывает определить - то ли ты сам когда-то видел факт, то ли тебе о нем кто-то рассказывал, - особенно, когда речь идет о фактах, случившихся очень давно.

Память, как известно, всегда опирается на слово, на речь. Без речи нет вообще того, что мы называем человеческой памятью. И только те черты события, факта, о которых я упоминаю при рассказывании о нем, те черты, которые я воспроизвожу словесно, в конце концов и сохраняются в сознании. Все остальное постепенно стирается в памяти, и, по-видимому, не случайно: если я о чем-то не считаю нужным упоминать, значит я считаю это "несущественным", не заслуживающим упоминания...

Так что отсеивание "несущественного", не стоящего упоминания, происходит уже при построении образов памяти, и происходит совершенно непреднамеренно. Никаких сознательных усилий "логической способности" в этом случае не совершается. В итоге в образе памяти оказываются стертыми все детали, все подробности, а сам образ становится крайне абстрактным и обобщенным.

Уже простая память, таким образом, создает то, что называют обычно "общим представлением" и даже выделяет "существенное".

Но очень часто (к сожалению, слишком часто) память удерживает не то, что по зрелом размышлении, спустя некоторое время, хотелось бы вспомнить, и, наоборот, начисто утрачивает те черты фактов, которые "на самом деле", а не по мнению свидетеля, были как раз самыми "су-щественными" для объективной характеристики события. Судебные следователи, практика которых хорошо знакома каждому по уголовным романам, эту особенность человеческой памяти прекрасно знают и строжайшим образом учитывают. Часто те детали и подробности события, на которые свидетель не обратил никакого внимания, как раз и оказываются с точки зрения объективной оценки события самыми важными и "существенными".

Историки слишком хорошо знают, что даже "письменная" память человечества не сохраняет того, что было как раз самым важным и существенным. Средневековые хроники чрезвычайно тщательно описывают слова и деяния королей и придворных дам и не дают почти никаких сведений о материальных условиях и "причинах" событий... Объективно важные события и факты описываются в них настолько общо, что вызывают досаду современного ученого.

Все это говорит за то, что "представление" - даже если его толковать как просто удержанный в памяти образ вещи, факта, явления или события, когда-то побывавшего в поле созерцания людей, есть в итоге крайне "обобщенное" и уж во всяком случае крайне "абстрактное" отображение реальности, - хотя бы потому, что человеческая память неразрывно связана со словом.

Представление в итоге оказывается чем-то таким, что носит в себе одновременно и черты "чувственного" познания, и черты "мышления", и не подводится в итоге ни под ту, ни под другую рубрику.

"Представление" в итоге приходится толковать как некоторый гносеологический гибрид, как продукт смешения созерцания с мышлением, восприятия - с понятием. Но в таком случае следовало бы оставить его вообще в покое до тех пор, пока не исследованы порознь чувственное сознание с одной стороны и понятие - с другой. В таком случае не следовало бы вообще считать "представление" - наряду с ощущением - "чувственной ступенью" отражения. "Представление" в таком случае не может рассматриваться как более простая, чем "понятие", форма отражения. Оно оказывается чем-то более сложным и предполагает "понятие" как свой составной элемент...

Вся эта путаннца, из которой невозможно найти выхода, основывается прежде всего на непонимании общественного характера "чувственного познания" человека. С общественной же точки зрения вопрос разрешается легко и рационально.

Благодаря речи индивид "видит" мир не только и не столько своими глазами, сколько миллионами глаз. Поэтому под "представлением" Маркс иЭнгельс всегда разумеют вовсе не удержанный в индивидуальной памяти чувственный образ вещи. Такое толкование, может быть уместное в психологии, оказывается совершенно неверным в качестве теоретико-познавательного содержания этой категории. "Представление" для гносеологии, исходящей из общественного индивида, - это реальность опять-таки общественная. В состав "представления" входит то, что удержано в "общественной" памяти, в формах общественной памяти. А такой формой является прежде всего речь, язык. И если индивид приобрел представление о вещи от других непосредственно созерцающих ее индивиов, то он приобрел только такую форму сознания о ней, какую бы он получил в том случае, если бы сам, собственными глазами, созерцал этот факт, эту вещь. Представление и есть общественно осознанное созерцание. Обладать "представлением" - это значит обладать общественно осознанным (т.е. выраженным или могущим быть выраженным в речи) созерцанием.

Если я "созерцаю" вещь глазами другого индивида, сообщающего мне свои непосредственные впечатления о ней, то я приобретаю представление. И наоборот, если я выражаю в речи созерцаемый мною факт, то это значит, что осознаю его для другого, а тем самым для самого себя как общественно созерцающего индивида.

От того, что я - посредством речи - "созерцаю" вещь глазами другого индивида или другой индивид "созерцает" вещь моими глазами, - от этого ни я,ни другой индивид не приобретает еще "понятия" об этой вещи. Мы взаимно обмениваемся представлениями. Представление по гносеологии Маркса-Энгельса и есть общественно (то есть словесно) выраженное созерцание, "словесное бытие" созерцания, как иногда выражается Маркс.

Созерцание и представление тем самым выступают в качестве категорий, выражающих общественную природу эмпирического сознания, а не психологические состояния индивида. "Представление" - в отличие от "созерцания" - всегда опосредствовано речью, как общественной реальностью сознания. В состав представления всегда входит только то, что я в моем индивидуальном созерцании воспринимаю общественным образом, то есть могу через речь сделать достоянием общественного сознания, достоянием другого индивида, а тем самым и для самого себя как общественно-созерцающего индивида.

И суметь выразить чувственно созерцаемые факты в речи - это значит суметь перевести индивидуально созерцаемое мной в план представления как общественного сознания. Уметь выражать факты, непосредственно созерцаемые мной, в речи - это и значит уметь переходить от созерцанияфактов в план общественно значимого представления.

Но это еще никак не совпадает с умением, со способностью вырабатывать понятие, с умением совершать логическую переработку созерцания и представления в понятии. Это еще не означает умения перейти от первой, чувственной ступени познания к ступени логического усвоения.

Когда речь идет о процессе логической теоретической обработки чувственых данных, то Маркс в качестве этих данных имеет в виду, конечно, не только и не столько то, что индивид, совершающий эту логическую обработку, непосредственно "видел" своими двумя глазами или ощупывал своими десятью пальцами. Маркс всегда имеет в виду всю совокупность фактических, эмпирических сведений, общественно совершаемое созерцание. Перед теоретиком, перед субъектом логической деятельности в качестве материала этой специфической деятельности, в качестве чувственных фактических данных лежит не только то, что он, как индивид, непосредственно созерцал, сколько все то, что он знает о предмете от всех других людей. От других же людей он может знать это только благодаря речи, благодаря тому, что миллионы созерцаемых фактов уже нашли свое выражение в общественном представлении, то есть в высказанном чувственно воспринятом материале - в представлении.

Но от того, что факты, данные в созерцании, - высказаны - они еще переведены в план представления, а не в план понятия.

Этим сразу устанавливается другой разрез в понимании процесса познания, нежели тот разрез, который возможно установить с позиции номиналистического понимания мышления и его отношения к чувственности - созерцание и представление для Маркса составляет лишь первую, чувственную ступень познания. И это резко отличается от толкования "чувственной ступени" познания, характерного для последователей Локка и Гельвеция. Последние неизбежно - в силу логики их позиции, исходящей из абстрактно-антропологического представления о субъекте познания - относят эту форму сознания, которую Маркс именует "представлением" - к "рациональной", к "логической" ступени отражения. И единственным формальным основанием для этого оказывается тот факт, что представление на самом деле всегда опосредствовано речью.

Впервые четко, и притом с точки зрения Логики (чего не мог сделать никто до него) установил различие между понятием и представлением, выраженном в слове, диалектик Гегель. И сделал он это именно потому, что его исходной точкой зрения является не абстрактный (изолированный) индивид, а общественно-исторический субъект, индивид, познаю-щий вещи в формах, развитых общественным процессом.

"То, что иногда называют понятиями и даже определенными понятиями, например человек, дом, животное и т.д. суть простые определения и абстрактные представления, - суть абстракции, заимствующие от понятия лишь момент всеобщности и опускающие особенность и единичность; они, таким образом, не получают развития в этом направлении и, следовательно, абстрагируются как раз от понятия..." [Гегель,т.1,стр.271].

Дело не в том, что Гегелю свойственно более возвышенное представление о "понятии", чем его предшественникам в области философии и логики. Могут сказать, что оно даже чрезмерно возвышенное и не соответствует действительной природе и роли понятия. Дело в том, что это различение тесно связано у него с пониманием диалектики "рассудка" и "разума".

Отнеся к сфере "представления" все "рассудочные" определения, Гегель исходит из того, что только "разум" диалектичен, и как таковой есть тот действительный способ духовной деятельности, с помощью которого образуются все подлинные понятия, - то есть такие абстракции, которые может производить лишь человек.

Изолированные определения "рассудка" (например, человек, дом, животное и т.д.) и на самом деле не более, как названия некоторого сложившегося и устойчивого представления. Но мышление, как известно, никогда не останавливается на представлении и его названии, а всегда идет дальше.

"Суть в том, что мышление должно охватить все представление в его движении, а ДЛЯ ЭТОГО мышление должно быть диалектическим... [Ленин "Философские тетради", стр.] И лишь в этом случае - в том случае, если человек не ограничивается отысканием и фиксированием "общего", абстрактно-общего, а производит некоторые более содержательные операции,

- он и мыслит, и достигает более глубокого сознания о вещи, нежели то, которое достигается в простом представлении.

Если мышление не диалектично, если человек ограничивается "рассудочными" действиями, то он и неспособен "охватить все представление в его движении", а остается при том же самом представлении. Он лишь сводит его к простому определению, к простому абстрактному выражению, то есть в конце концов не добывает ничего, кроме названия...

"Предмет, каков он без мышления и без понятия, есть некоторое представление или также некоторое название; определения мышления и понятия суть то, в чем он есть то, что он есть", - выражает это обстоя-тельство Гегель, а Ленин по этому поводу делает замечание:

"ЭТО ВЕРНО! Представление и мысль, развитие обоих, ничего другого".

Представление, как таковое, есть на самом деле обобщенный образ действительности, - в этом оно ничем не отличается от понятия. И когда единственное различие между тем и другим указывают лишь в том, что представление еще сохраняет в себе определенные черты чувственно-наглядного облика вещи, а в понятии эти черты утрачиваются, то ведь этим, хотят того или не хотят, низводят "понятие" до степени ухудшенного, ущербного "представления".

"Понятие" при этом рассматривается как общее представление, только лишенное одной из его характеристик - остатков "наглядности", - и остается совершенно непонятным, почему же с помощью понятия человек достигает более глубокого и верного сознания вещей, нежели с помощью простого представления...

Гегель это убогое метафизическое представление о понятии, сводящее природу понятия к "абстрактно-всеобщему", высмеивает не раз и требует более содержательного и более соответствующего действительности понимания.

"Когда говорят о понятии, то обыкновенно нашему умственному взору преподносится лишь абстрактная всеобщность, и тогда понятие определяют как общее представление" []

Ниже мы подробно разберем гегелевскоое различение "абстрактной всеобщности", которую он считает особенностью представления, и конкретной всеобщности понятия. Но сказанного пока вполне достаточно для того, чтобы показать, что в гегелевском словоупотреблении, в гегелевской терминологии, гораздо больше смысла, чем в терминологии школьной логики, которая под "понятием" разумеет любой общий термин, любое название, любое слово - лишь бы в нем содержалось нечто "общее".

Крайнюю недостаточность того представления о "понятии", которую высмеивает Гегель, можно легко показать на фактах, касающихся психологии развития умственных способностей ребенка.

Эти факты показывают, что такое понимание не выдерживает сравнения даже с элементарной умственной деятельностью, даже с умственной деятельностью, оперирующей простейшими математическими понятиями.

Современная советская психология (мы имеем в виду ряд экспериментальных работ, проделанных сотрудниками МГУ в течение ряда последних лет) достоверно показала, что процесс усвоения ребенком способности оперировать понятиями, способность отражать чувственно-данные факты в понятии, никак не сводится к процессу усвоения способности оперировать

словами и заключенными в них абстракциями.

(ПК! К этому месту полезно добавить А.Лебега по вопросу, что "можно складывать" и что "нельзя складывать" и Васин вопрос к Колмогорову :"Андрей Николаевич! А как объяснить ребенку, что такое "сложение"?)

***

Ребенок довольно рано, например, учится сосчитывать чувственно-данные ему предметы, производить простейший пересчет.

Три спички или три конфеты он одинаково называет словом "три". Более того, он очень быстро научается и операции "сложения": взяв три спички и три пуговицы и сложив их в кучу, он может пересчитать их и, пересчитав, назвать чувственно-предлежающую перед ним кучу разнородных предметов словом "шесть".

Это значит, что он уже научился совершать довольно сложную операцию абстрагирования, производить абстракцию, отвлекающую от чувственно-данных ему предметов только их количественную определенность, научился вырабатывать общественно значимую абстракцию и фиксировать ее в слове.

Согласно логике эмпиризма, он уже владеет "понятием": в самом деле, весь состав номиналистического представления о понятии можно обнаружить в его умственных действиях. Он отвлекает "общее", называет его словом, и притом такое "общее", которое единственно важно и "существенно" с точки зрения тех задач, которые ему предлагается решить.

Но математическими понятиями он на этой стадии отнюдь еще не овладел. Это показывает самый элементарный эксперимент. Показателем отсутствия на этой стадии оперировать понятием ЧИСЛА, заключенным и выраженным в словах "три", "шесть" и т.д., является полная неспособность совершить простейшую операцию сложения "в уме". Он по-прежнему вынужден производить чувственно практический пересчет предметов, сложенных в одну кучу, начиная снова от "единицы", - хотя он прекрасно знает, что в эту кучу он сам сложил "три" и "три".

На этой стадии слова "один, два, три...шесть" для него сами по себе, не привязанные намертво к чувственно данному, не имеют абсолютно никакого значения и смысла. Единственное значение этих слов - это значение внешне привязываемого знака, не более. Ребенок производит счет предметов чувственно практически, а слова лишь параллельно сопровождают его чувственно практические действия. Простейшим математическим понятием "трех" он ни в малейшей степени еще не владеет. Но он уже прекрасно владеет словом "три" и способностью отвлекать соответствующую этом слову абстракцию. Он легко называет словом "три" и три конфеты, и три карандаша, и три игрушки. Он даже умеет - когда ему говорят слово "три" - вызывать в своем чувственном воображении образ трех предметов, безразлично каких, - и даже умеет в плане чувственно воображаемой реальности сосчитывать эти предметы вновь. То есть он умеет, опираясь на слово, вызывающее в его сознании чувственно-воображаемый образ, производить пересчет чувственно представляемых им предметов. Опираясь на слово, он активно вызывает в своем воображении чувственный облик трех предметов, и в плане чувственного представления сосчитывает их один за другим.

Но здесь-то как раз и заключен роковой пункт для педагога, исходящего из локковского представления о понятии. Ребенок как будто уже научился "считать в уме" - он поднимает глаза к потолку и - шепча про себя, "складывает" три и три, получая шесть. Значит ли это, что он уже овладел понятием "трех"? Оперирует ли он понятием как высшей формой духовной обработки чувственно данных фактов? Для педагогики и педагога это отнюдь не праздный вопрос, не только и не столько теоретическая "тонкость". От ответа на него зависит план дальнейших педагогических воздействий на фомирующееся сознание.

***

(ПК! Эвальд хочет показать, что пересчет - это ПОРЯДКОВОЕ число, а обсуждаемое понятие "три" - это НЕ-ПОРЯДКОВОЕ ЧИСЛО - ЧИСЛО КОЛИЧЕСТВО. Количественное число, как "НЕ-ПОРЯДКОВОЕ" число как раз математически и определяется, как ПОСЛЕДНЕЕ ПОРЯДКОВОЕ ЧИСЛО, которое НЕ ЗАВИСИТ ОТ ПОРЯДКА ПЕРЕСЧЕТА. Я говорю, что порядковые числа - это ПОРЯДКОВЫЕ ИМЕНА. Номера трамваев, троллейбусов, автобусов, домов - иллюстрация "именной" функции порядковых чисел. "Складывать" номера троллейбусов с номерами домов - верх бессмыслицы. Это и требует ПОНЯТИЯ о том, что можно складывать, а что нельзя. Этот мой комментарий - комментарий, как математика. А Эвальд обсуждает проблему Логики, хотя обсуждает переход от категории КАЧЕСТВО ("имя") к категории КОЛИЧЕСТВА ("СКОЛЬКО")

***


...2-01 2-02 2-03...
Э.В.Ильенков "Диалектика абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении"

© С.Г.Кара-Мурза, 1988-2001 г.
© Оформление , 2001 г.