Главная страница | Библиотека | Форум |

Э.В.Ильенков "Диалектика абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении"
...5-я глава 6-01 6-02...

Глава 6. СПОСОБ ВОСХОЖДЕНИЯ ОТ АБСТРАКТНОГО К КОНКРЕТНОМУ
В "КАПИТАЛЕ" К.МАРКСА

1. КОНКРЕТНАЯ ПОЛНОТА АБСТРАКЦИИ И АНАЛИЗА, КАК УСЛОВИЕ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО СИНТЕЗА

Рассмотрение логической структуры "Капитала", к которому мы теперь обратимся, постоянно сопоставляя ее как с логикой движения мысли Рикардо, так и с теоретическими предшественниками Маркса в области Логики, и должно прояснить нам логику Маркса в ее реальном практическом применении к анализу фактов, к анализу эмпирических данных.

Наша задача - выявить и подытожить всеобщие, логические элементы движения мысли Маркса в экономическом материале, логические формы, применимые в силу своей всеобщности и в любой другой теоретической дисциплине.

"Капитал", как известно, начинается с тщательнейшего и пристального анализа категории стоимости, то есть реальной формы экономических отношений, являющейся всеобщей и простейшей формой бытия капитала. Перед умственным взором Маркса находится при этом лишь одно-единственное и, как мы уже отмечали, внутри развитого капитализма крайне редкое фактическое отношение между людьми, - прямой обмен товара на товар. Ничего более - ни денег, ни прибыли, ни заработной платы - Маркс на этой ступени намеренно не принимает во внимание. Все эти вещи предполагаются не существующими на этой ступени исследования.

И тем не менее анализ этой одной формы экономических отношений дает - как свой результат, теоретическое выражение объективно всеобщей формы всех без исключения явлений и категорий развитого капитализма, развитой конкретности - теоретическое выражение "стоимости как таковой", всеобщей формы стоимости.

Простейший "вид" существования стоимости и совпадает со стоимостью вообще, а реальное, фактически прослеживаемое развитие этой формы стоимости - в другие ее формы составляет объективное содержание "дедукции категорий" "Капитала".

"Дедукция" в этом понимании начисто утрачивает свой формальный характер, которого она так и не утратила у Рикардо: здесь она непосредственно выражает реальный процесс происхождения одних экономических форм взаимодействия - из других.

И это составляет как раз тот пункт, которого не было ни у до, ни у его последователей из буржуазного лагеря.

Понимание всеобщего понятия, лежащего в основании всей системы категорий науки, примененное здесь Марксом, вовсе не может быть отнесено за счет специфики предмета политической экономии. Оно отражает в себе всеобщую диалектическую закономерность развертывания любой объективной конкретности - природной, общественно-исторической или духовной.

Это понимание имеет значение для любой современной науки. Чтобы дать конкретное теоретическое определение "жизни" как исходной категории биологии, чтобы ответить на вопрос: "что такое жизнь вообще, жизнь как таковая?", - надо, по-видимому, поступить так, как поступил Маркс со стоимостью вообще, - то есть конкретно проанализировать состав и способ существования простейшего проявления жизни - простейшего белкового тела. Тем самым только и получается единственно реальная "дефиниция" - раскрытие существа дела.

***

(ПК! Здесь видно, как "по месту и по времени" я появился в Москве со своими работами по происхождению жизни.)

***

Тем самым, а вовсе не на пути отвлечения абстрактно-общего от всех без исключения явлений "жизни", можно действительно научно, действительно материалистически выразить "жизнь" в понятии - создать понятие "жизни как таковой".

Точно то же и в химии. Понятие "химический элемент" вообще, как таковой, не выработаешь на пути отвлечения того общего, того одинакового, что имеют между собой гелий и уран, кремний и азот, все элементы менделеевской таблицы. Понятие химического элемента можно, по-видимому, получить в детальном рассмотрении простейшего элемента системы, водорода. Водород в данном случае предстает как та простейшая структура, при разложении которой вообще исчезают химические свойства материи, - производим ли мы это аналитическое разложение реально, экспериментально или только в "уме". Водород поэтому и есть конкретно-всеобщий элемент химизма. Всеобщие необходимые закономерности, вместе с ним возникающие и вместе с ним исчезающие - и суть простейшие закономерности существования химического элемента вообще. В качестве простейших, всеобщих они встретятся далее и в уране, и в золоте, и в кремнии. А любой из этих сложных элементов может быть обратно сведен к водороду -что, кстати, происходит и в природе, и в эксперименте с процессами.

Тут, иными словами, осуществляется то же самое живое взаимопревращение "всеобщего" и "особенного", простейшего и сложного, которое мы наблюдали на примере категорий "Капитала", где "прибыль" предстает как развитая стоимость, как развитая простая форма товара, к которой прибыль постоянно "сводится" в реальном процессе движения экономической системы, - а потому и в мышлении, воспроизводящем это движение. И здесь, как и везде, конкретное всеобщее понятие фиксирует не пустую отвлеченность, а реальную, объективную простейшую форму существования всей системы в целом.

Стоимость вообще (как таковая), "жизнь вообще", "химический элемент" - все это понятия в полной мере конкретные. Это означает, что отражаемая ими реальность есть фактически, объективно существующая сейчас (или когда-то существовавшая) реальность, сама по себе - а не только в виде "абстракта" от других особенных развитых форм - существующая реальность, которая именно поэтому может быть исследована, получена в эксперименте и т.п.

Если же понимать стоимость (как и любую другую всеобщую категорию) лишь как отражение абстрактно-всеобщих признаков, которыми обладают все без изъятия развитые особенные явления, то ее как таковую попросту невозможно было бы исследовать "самое по себе", в строжайшем отвлечении от всех этих развитых явлений. В этом случае анализ "всеобщего" был бы невозможен ни в какой другой форме, кроме формального анализа понятия. Ведь в чувственно-данном мире действительно нет и не может быть "животного вообще", ни "химического элемента как такового", ни "стоимости" в том их виде, в каком их понимала формальная логика. В таком виде они действительно существуют только лишь в голове...

Именно поэтому у Рикардо не возникает и подозрения на этот счет, что "стоимость" должна быть исследована конкретно по ее форме, что ее вообще можно исследовать "как таковую", в строжайшем отвлечении от прибыли, ренты, процента, капитала и конкуренции...

Именно поэтому его абстракция стоимости обладает, как показал Маркс, двояким недостатком: она, во-первых, неполна - то есть в ней не произошло действительного отвлечения от вещей, не имеющих отношения к ее внутренней природе, а во-вторых, она формальна и уже в силу своей формальности неверна.

Вот категорическая и ясная характеристика научной абстракции (понятия, категории) стоимости у Рикардо, данная Марксом: "По отношению к первому (имеется в виду всеобщий закон .-Э.И.) его абстракция слишком неполна, по отношению ко второму (имеется в виду "эмпирическая форма явления".-Э.И.) она есть формальная абстракция, которая сама по себе неверна".

Нетрудно сформулировать собственный взгляд Маркса на всеобщую категорию, предполагающийся в этой оценке. Абстракция должна быть, во-первых, полной, а во-вторых, не формальной, а содержательной. Только в этом случае она будет верной, объективной.

***

(ПК! Итак: ПОЛНОТА и СОДЕРЖАТЕЛЬНОСТЬ. Но это по отношению к формам движения и есть ЗАКОН! Если я считал всю "систему законов" LT - как систему "СУЩНОСТЕЙ", то Эвальд для ЗАКОНА-СУЩНОСТИ предпочитал термин СУБСТАНЦИЯ, где все ПРО-ЯВЛЕНИЯ закона и вытекают или следуют из СУБСТАНЦИИ. Еще раз - неизвестный современной физике - закон сохранения мощности" лежит в основе почти всех работ Крона. Все работы Крона, можно рассматривать как КОНКРЕТИЗАЦИЮ ЭТОГО ОДНОГО ЗАКОНА. Все работы Маркса можно рассматривать, как КОНКРЕТИЗАЦИЮ ОДНОГО ЗАКОНА - ЗАКОНА СТОИМОСТИ! Именно ЗАКОН и характеризует весь класс движений - ИНВАРИАНТОМ (ЗАКОНОМ) и всеми возможными формами его ПРОЯВЛЕНИЯ (МАТРИЧНЫМИИ ПРЕДСТАВЛЕНИЯМИ). И ничего более!)

***

Что это, однако, значит?

Мы уже показали, что "полнота" абстракции предполагает, что в ней выражаются непосредственно не абстрактно-всеобщие "признаки", свойственные всем без исключения особенным явлениям, к которым всеобщая абстракция относится, а совсем иное - конкретные теоретические характеристики объективно-простейшего нерасчлененного элемента системы взаимодействия, "клеточки" исследуемого целого.

В случае с системой товарно-капиталистической системы взаимодействия между людьми в процессе общественного производства материальной жизни такой клеточкой оказывается товар, простая товарная форма взаимодействия. В биологии, по-видимому, такой клеточкой является простейшая белковая структура, в физиологии В.Н.Д. - условный рефлекс и т.д.

В этом пункте вопрос о "начале науки", об исходной всеобщей категории, лежащей в основании всей системы конкретных категорий науки, перекрещивается с вопросом о конкретности анализа, аналитического расчленения предмета, - и об объективно допустимом пределе аналитического расчленения.

Конкретный теоретический анализ вещи предполагает, что вещь аналитически расчленяется не на равнодушные к ее специфике "составные части", а на специфически характерные только для этой вещи, внутренне связанные друг с другом необходимые формы ее существования.

***

(ПК! Все-таки нужно сказать, что для ПРАКТИКИ весьма важен "технический прием": что происходит после расчленения системы, допустим, на пять частей? Возникает "матричный объект", где в диагонали стоят названные пять частей, а остальный клетки матрицы - "штепсельные разъмы" между пятью "блоками" - представлены документом "Спутника", как "Листы согласования". Кроновский тензор соединения и есть не что иное как совокупность всех "листов согласования" по всем уровням. Все в тексте Эвальда надо сличать с процедурами "Спутнака-Скалара" - что и соответствует, как мне всегда казалось, методу Маркса.)

***

В этом отношении "аналитический метод" Маркса полярно противоположен т.н. "односторонне-аналитическому методу", пример применения которого представляет собой классическая буржуазная политическая экономия. "Односторонне-аналитический метод", унаследованный экономистами XVII-XVIII вв. от современного им механического естествознания и философии эмпиризма (непосредственно через Локка), - полностью соответствует представлению о предметной реальности как о своеобразном агрегате вечных и неизменных "составных частей", одинаковых у любого предмета природы. "Познать" вещь - значит, с точки зрения этого представления, аналитически разложить ее на вечные и неизменные составные части, а затем понять их способ взаимодействия внутри данной вещи.

"Труд", "потребность", "прибыль" в теории Смита-Рикардо в этом отношении представляют собой не менее яркий пример односторонне-аналитических абстракций, в которых погашена вся конкретно-историческая определенность предмета, чем "частица" физики Декарта, чем "атом" Ньютона и т.п. категории науки того времени.

И Смит, и Рикардо пытаются понять товарно-капиталистическую систему взааимодействия как "сложное целое", составными частями которого являются вечные, одинаковые для любой ступени человеческого развития реальности: труд, орудия труда ("капитал"), потребность, прибавочный продукт и т.д. и т.п.

Такую операцию "аналитического расчленения" предмета всегда возможно проделать и экспериментально в "уме". Можно аналитически разложить живого кроликана такие, скажем, "составные части", как химические элементы, как атомы, молекулы и т.д. Но, получив на этом пути груду аналитически выделенных "составных частей", мы не сможем проделать, исходя из самого детального рассмотрения этих "составных частей", ОБРАТНОЙ ОПЕРАЦИИ - никогда не сможем из них понять: а почему они раньше, до аналитического расчленения, давали своим "сочетанием" именно живого кролика, а не что-нибудь иное...

***

(ПК! Здесь есть требование выполнимости ОБРАТНОЙ ОПЕРАЦИИ, что соответствует наличию "единицы группы"! Эвальд даже не подозревает, что это и есть ФУНДАМЕНТ математического описания!)

***

Чувственно-данную в созерцании вещь очень нетрудно "разложить" аналитически на ее "составляющие": стул - черный, деревянный, четвероногий, тяжелый, с круглым сиденьем и т.д. и т.п. - вплоть до бесконечности.

Это - простенький пример эмпирического "анализа" и одновременно - пример такого же "синтеза" абстрактных определений в суждении о вещи.

Следует заметить, что в данном случае происходит тоже непосредственное совпадение "анализа" и "синтеза". В суждении "этот стол - черный" можно увидеть и то, и другое. С одной стороны - это чистейший "синтез" - соединение двух абстракций в суждении. С другой стороны, столь же чистейший "анализ" - выявление в чувственно данном образе двух различнных определений. И анализ и синтез одновременно протекают в процессе высказывания простейшего суждения о вещи.

Но в данном примере гарантией и основанием "правильности" анализа и синтеза является непосредственное созерцание, - именно в нем выстуают "соединенными" те признаки, которые суждение синтезирует, и в нем же эти "признаки" даны как различные, - и потому то же самое созерцание является основой и критерием правильности аналитического выделения связываемых в суждении абстракций.

Так что совпадение анализа и синтеза в суждении о единичном факте, в высказывании фактического положения дел понять нетрудно.

Гораздо труднее понять отношение анализа и синтеза в теоретическом суждении. Теоретическое суждение обязано опираться на более веские основания, нежели простое указание на то, что вещь в созерцании выглядит так, а не иначе.

Мы уже указывали в несколько другой связи, что вся концепция Канта выросла из трудности понять именно теоретические суждения, то есть суждения, связывающие такие абстракции, каждая из которых взаимно предполагает другую, то есть атрибутивно, в самой природе связанные определения.

Суждение "все лебеди белы" не представляет никакого труда для понимания с точки зрения логики, и именно потому, что оно не выражает необходимости связи двух определений.


...5-я глава 6-01 6-02...
Э.В.Ильенков "Диалектика абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении"

© С.Г.Кара-Мурза, 1988-2001 г.
© Оформление , 2001 г.