Главная страница | Библиотека | Форум |

Э.В.Ильенков "Диалектика абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении"
...введение 1-02 1-03...

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
КАТЕГОРИИ АБСТРАКТНОГО И КОНКРЕТНОГО
КАК КАТЕГОРИИ ДИАЛЕКТИЧЕСКОЙ ЛОГИКИ

ГЛАВА 1. МЕТАФИЗИЧЕСКОЕ И ДИАЛЕКТИЧЕСКОЕ
ПОНИМАНИЕ "КОНКРЕТНОГО"

1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ "КОНКРЕТНОГО" У МАРКСА И ЕГО ОСОБЕННОСТИ

Как известно, Маркс определяет "конкретное" как "единство многообразного". С точки зрения старой, чисто формальной логики, это определение может показаться парадоксальным: ведь сведение чувственно-данного многообразия к "единству", в нем обнаруживающемуся, представляется на первый взгляд (а старая логика из этого "первого" взгляда и исходит) задачей выработки не "конкретного", а как раз наоборот - абстрактного знания о вещах. С точки зрения этой логики осознавать "единство" в чувственновоспринимаемом многообразии явлений - значит отвлечь от них то общее, то абстрактно одинаковое, которым они все без исключения обладают. Это - абстрактное единство, зафиксированное в абстрактно общем понятии, в "высшем роде", в "обобщении" - с точки зрения старой логики и есть то единственное "единство", о котором имеет смысл говорить в логике.

И действительно, если понимать задачу мышления как задачу сведения чувственно-данного многообразия к простому абстрактному выражению, как задачу отыскания абстрактного "единства" в различных явлениях то определение Маркса обязательно покажется неоправданным, непринятым в Логике выражением.

Однако следует учесть, что Логика Маркса опирается на совершенно иные представления о мышлении, о его цели и задачах, нежели те, на которые опиралась старая традиционная логика. Это отражается не только в сути понимания логических проблем, но и в терминологии, с помощью которой эта новая суть выражается.

Если Маркс определяет конкретное как единство многообразного, то здесь предполагается диалектическое понимание категорий "единого" и "многого". И это понимание вовсе не остается чем-то внешним и безразличным по отношению к категориям специально-логическим, но заставляет и эти последние рассматривать под новым углом зрения.

Определение "конкретного", данное Марксом, означает, если несколько развернуть его афористически-краткую формулу, буквально следующее:

Конкретное, конкретность - это прежде всего синоним объективной взаимосвязи всех необходимых сторон реального предмета, данного человеку в созерцаии и представлении, их внутренне необходимой взаимообусловленности. Под "единством" тем самым понимается сложная совокупность различных форм существования предмета, неповторимое сочетание которых характерно только для данного, и не для какого-нибудь иного предмета.

Такое понимание "единства" - как нетрудно понять - не только не тождественно тому пониманию, из которого исходила старая логика, но и прямо ему противоположно.

Часто в качестве синонима "конкретности" Маркс употребляет и другой термин, не удержавшийся впоследствии в терминологии материалистической диалектики, - "тотальность". Этот последний им используется в тех случаях, когда приходится охарактеризовать предмет как связаное, качественно-определенное целое, как "органическую систему" взаимодействующих явлений, - в противоположность метафизическому представлению о нем как о механическом агрегате неизменных составных частей, связанных между собою лишь внешним, более или менее случайным образом.

Самое важное в этом определении заключается в том, что "конкретность" оказывается прежде всего чисто объективной характеристикой объективной реальности, предмета познания, абсолютно независимого от тех эволюций, которые имеют место в субъекте теоретического познания.

Предмет сам по себе, "в себе", конкретен независимо от того, познается ли он мышлением или воспринимается органами чувств. "Конкретность" предмета не создается в процессе его восприятия в сознание, - ни "чувственной" ступенью познания, ни "рационально-логической". Важность этого положения мы увидим ниже.

Естественно, что единственной логической формой, в которой человек может осознать объективную конкретность, оказывается не абстрактное "единство", не абстракция, выражающая лишь "общее" в явлениях, а только "единство многоразличных определений" - то есть система абстракций, сложная совокупность абстракций. Система абстракций и оказывается единственно возможной формой существования истины в сознании человека. Сознание должно быть столь же сложным, сколь сложен предмет.

Этим Маркс материалистически обосновывает то действительное положение, что наука возможна только в форме системы категорий. Каждая из этих входящих в ее состав категорий, - каждое из "многообразных определений" - есть по своему объективному содержанию также отражение предмета - но только одностороннее его отражение.

Поэтому "абстракция", "абстрактное" - в противоположность "конкретному" - это прежде всего категория, обозначающая одностороннее знание. При этом, естественно, безразлично - в какой субъективно-психологической форме это знание осуществляется, - в речи или в форме живого образа воображения, в сухой научной формуле или в виде "наглядного" представления, - с точки зрения логики сие совершенно безразлично, ибо логика (в отличие от психологии) устанавливает свои различения с точки зрения объективного содержания знания, а не с точки зрения той субъективно-психологической формы, в которой это знание выражено. И хотя, как мы это покажем, субъективная форма знания не остается чем-то внешним и безразличным к выражаемому в ней содержанию знания, хотя конкретное по содержанию знание и образует соответствующую себе форму, - тем не менее нет ничего ошибочнее различать "абстрактное" и "конкретное" знание с точки зрения субъективно-псхологической формы его выражения.

Только анализ знания по его содержанию может показать - имеем ли мы дело с "абстрактным" или с "конкретным" знанием. И здесь субъективно-психологический угол зрения на вещи должен быть строго отставлен в сторону.

Это - важнейший пункт взглядов Маркса на природу всех категорий Логики, в том числе и категорий абстрактного и конкретного. Малейшая путаница, малейшая нечеткость в его понимании неизбежно повела бы к смазыванию принципиальных различий между диалектической логикой марксизма-ленинизма и логикой старой, недиалектической.

Чтобы в этом убедиться, необходимо совершить экскурс в историю философии, в историю категорий абстрактного и конкретного как категорий философии. От нее мы опять вернемся к анализу взглядов Маркса, как к тому результату, к которому с железной необходимостью приводит история философии.

2. ТЕРМИН "КОНКРЕТНОЕ" И ЕГО ИСТОРИЧЕСКАЯ СУДЬБА
(МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ СПОСОБ МЫШЛЕНИЯ И ЭМПИРИЗМ)

Традиция, дожившая до наших дней в ходячем словоупотреблении, зачастую связывает "конкретность" с непосредственно-чувственным способом осознания вещей и явлений окружающего мира, с чувственной полнотой и наглядностью представлений о них. В этом смысле термин "конкретное" употребляется и в наши дни сплошь и рядом. Для этого имеются известные основания, и было бы пустым педантством возражать против такого словоупотребления. Беда не в этом. Беда начинается тогда, когда это словоупотребление намеренно или нечаянно переносят в философию - здесь оно сразу приводит к неточности и к путанице.

Употребляя термин "конкретное" как синоним чувственной наглядности знания о предмете, изображения предмета, редко отдают себе отчет в том, что это словоупотребление теснейшим образом (и исторически и по существу) связано с давно отжившими свой век (а ныне ставшими реакционными) системами философских взглядов на вещи и на процесс их познания.

Редко отдают себе полный отчет в том, что такое словоупотребление предполагает, в качестве молчаливо и бессознательно принимаемых предпосылок, целую систему гносеологических представлений.

Классическую, то есть систематически продуманную во всех следствиях форму, это понимание "конкретного" обрело в философии 17-18 вв., отразившей решительный и широкий поворот к опытному исследованию природы, поворот, совершавшийся в острой борьбе со схоластическими традициями средневековой науки.

На первых порах философия, отражавшая в обобщенной форме настроения и практику современного ей естествознания и разрабатывавшая соответствующую теорию научного познания, неизбежно должна была, выражая свои идеи, пользоваться языком, созданным схоластикой. Все без исключения термины, которыми пользуются представители философии 17-18 вв. , ведут свое происхождение от той самой схоластики, которую она оспаривает. С помощью тех же самых терминов выражаются полярно противоположные взгляды.

И - как это ни удивительно - понимание "конкретного" как чувственно воспринимаемой полноты явлений, окружающих человека, ведет происхождение вовсе не от материализма, а от средневековой схоластики.

Термин "конкретное" в его первоначальном латинском значении означает попросту нечто сложное, составленное, сращенное, смешанное. Сделавшись термином философским, войдя в обиход философского языка, он, естественно, приобрел (уже на закате античного мира) и довольно определенное теоретическое содержание, зависящее каждый раз от той системы взглядов, которую с его помощью стали выражать. Характерное для христианской схоластики презрение к чувственно-данному миру отразилось на судьбе термина таким образом, что им стали обозначать "смертные", "тленные", - составленные, а потому и обреченные на рассыпание единичные вещи, имевшие в глазах схоластической философии весьма ничтожную ценность.

"Конкретному" - то есть чувственно воспринимаемому миру единичных вещей, миру смертному, тленному и презренному, схоластика противопоставила мир нетленных бессмертных умопостигаемых "вечных" сущностей, царство рафинированного умозрения. Отсюда как раз и происходит то антикварное почтение к "абстрактному", над которым впоследствии так едко издевался Гегель.

Молодая, полная сил наука, начавшая вместе с материалистической философией разрушать устои средневекового мировоззрения и пользовавшаяся на первых порах терминологией врага, придала и терминам "абстрактное" и "конкретное" свой, прямо противоположный по своему теоретическому содержанию смысл.

"Конкретным" она - как и схоластика, называла по-прежнему те же единичные вещи и явления. То есть смысл термина остался один и тот же, - но содержание понятия оказалось прямо противоположным. Многообразный, чувственно-воспринимаемый человеком мир единичных

вещей и явлений стал теперь в глазах человека той единственно достойной уважения и изучения реальностью, по сравнению с которой мир теоретических формул оказывался лишь бледной тенью, обедненным выражением, слабым схематическим подобием, очень несовершенным, сухим и тощим - "абстрактным"...

Да он и в самом деле был в то время именно таким. Наука делала лишь первые шаги, и накопленный ею багаж был несравнимо мал по сравнению с тем, что предстояло ей сделать. Безбрежный океан природных явлений и воодушевлял философию своим величием, и одновременно оказывался подавляющим масштабом для добытых знаний.

"Конкретное" все теснее связывалось и в представлении людей, и в философской терминологии с образом бесконечного разнообразия явлений окружающего мира, того мира, который человек видит, слышит, осязает, обоняет, воспринимает всеми чувствами, данными ему опять той же природой.

Но специальный анализ хода и результатов познания очень скоро обнаружил, что дело выглядит далеко не так просто, как это может показаться на первый взгляд. Все более обострявшаяся борьба материализма и идеализма, эмпиризма и рационализма вскрыла целые комплексы, узлы и гнезда проблем, связанных с процессом отражения окружающего мира, мира "конкретных" вещей в сознании человека, вынужденного сводить итоги своих познавательных усилий в "абстрактные" теоретические формулы.

И чем обширнее становилась область, уже завоеванная знанием, духовно усвоенная человеком, тем более возрастала роль уже накопленного знания для дальнейшего продвижения вперед, тем острее и острее становилась потребность уяснить взаимоотношение между миром вещей и миром идей, взаимоотношение, с каждым днем все усложнявшееся, с каждым новым успехом знания становившееся все непонятнее.

Все более и более четко определявшаяся тенденция эмпиризма в философии, хотя и не совпадающая до конца с материализмом, но очень тесно с ним связанная, стала обнаруживать свою крайнюю недостаточность. Все исторически неизбежные ограниченности эмпиризма как гносеологической установки, как принципиальной позиции в философии отразились, естественно, и на толковании проблемы отношения абстрактного и конкретного.

Согласно последовательно и систематически проведенному через все понимание эмпиризма человек посредством своим органов чувств воспринимает вещи именно такими, каковы они "на самом деле".

Но уже сама реальная практика науки - не говоря уже о гносеологических возражениях, основывавшихся на тщательном анализе познавательных способностей человека, - свидетельствовала о другом.

Материализм - если он хотел быть теорией, соответствовавшей реальной практике познания, - не мог не быть механистическим материализмом. А это означало в итоге, что значение объективного качества явлений окружающего мира он вынужден был признавать только за протяженностью, только за пространственно-временными характеристиками чувственно воспринимаемых вещей и явлений.

***

(ПК! здесь Эвушка приписывает материализму лишнее - он действитеельно признавал только ТЕЛА, то есть только то, что характеризуется ПРОСТРАНСТВЕННОЙ ПРОТЯЖЕННОСТЬЮ. А эта абстракция ТЕЛА и требовала отказа от понятия ВРЕМЕНИ. Это так и не было "осознано" им до конца)

***

Объективная реальность в представлении и Декарта, и Гоббса - это реальность геометрическая. Все, что не может быть сведено к геометрическим отношениям, последовательно мыслящий механистический материалист вынужден истолковывать как продукт деятельности органов чувств, не имеющий ничего общего с самими вещами, - то есть как чисто субъективную иллюзию.


...введение 1-02 1-03...
Э.В.Ильенков "Диалектика абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении"

© С.Г.Кара-Мурза, 1988-2001 г.
© Оформление , 2001 г.