Главная страница | Форум |

ТЕЗИСЫ

Э.В.Ильенков
Диалектика абстрактного и конкретного
в научно-теоретическом мышлении

Общеизвестно, что мышление, как особая форма отражения объективной реальности в голове человека, осуществляется в форме и с помощью абстракций и что абстрагирование (процесс образования абстракции) представляет собой простейшую "клеточку" логической деятельности, всеобщий элемент мышления. Это настолько очевидное обстоятельство, что в "абстрактности" часто и видят специфический признак мышления, такую его черту, благодаря которой оно и представляет собой высшую (по сравнению с ощущением, созерцанием и представлением) форму познания.

Но с другой стороны столь же общеизвестно, что философия диалектического материализма усматривает главное достоинство истинного познания в конкретности. Иными словами, если мышление абстрактно, то оно не выражает истины.

Таким образом, логика как наука сразу же сталкивается с проблемой, носящей по существу диалектический характер, - с наличием прямо противоположных определений в сущности мышления. Соответственно диалектическим должно быть и решение проблемы. На первый взгляд решение несложно: могут сказать, что мышление "абстрактно" по форме, но "конкретно" по содержанию. Но этот ответ, ответ в манере метафизического метода разрешения противоречий в определениях вещи, не устраняет проблемы, а только придает ей другую форму выражения.

С точки зрения диалектики "абстрактное" и "конкретное" следует рассматривать как взаимно предполагающие противоположности, каждая из которых может быть понята только через свое "другое". В этом смысле категории абстрактного и конкретного ничем не отличаются от категорий формы и содержания, свободы и необходимости, сущности и явления и т.д. Иными словами, даже в том случае, если мышление "конкретно" по содержанию и абстрактно по форме, - это противоречие обязательно выразится и в самой "форме" мышления.

Пытаться же рассматривать эти категории одну без другой, одну без внутреннего отношения к другой, - значит стать на путь, который приведет к недиалектическому пониманию и того и другого. Такой подход к проблеме мышления, метафизически разделяющий "форму" мышления и его "содержание", как раз и характерен для старой, недиалектической логики. Для нее мышление "абстрактно" и только, "содержание" же - всегда "конкретно". В итоге и "форма" (абстракция), и "содержание" (конкретное) представляются этой логикой без противоречия - без внутреннего противоречия, ибо внешнее противоречие (противоречие "в разных отношениях") такая логика с легкостью признает.

В логике диалектико-материалистической категории абстрактного и конкретного рассматриваются по-иному - как внутренние противоположности, в единстве которых и осуществляется мышление как со стороны "формы", так и со стороны "содержания". Внутренние противоречия "содержания" неизбежно выражаются в виде внутренних противоречий "формы мышления" - то есть абстракции. Иными словами, вопрос об отношении абстрактного и конкретного в познании превращается в важнейший вопрос логики, теории познания.

[...] Предположим, что перед нами находится сложная, диалектически расчлененная система взамодействующих явлений, предмет как единое связное во всех проявлениях целое. Мы не знаем пока ни его "составных частей", ни принципа их взаимодействия.

Для наглядности преположим, что перед нами - сложный современный радиоприемник, - он может служить прекрасным примером диалектически-расчлененного "целого".

Что и как мы будем делать, если хотим "познать" его? Какие познавательные действия мы должны совершать для этого? Здесь сразу же и явным образом обнаруживается вся бесплодность лозунга рассудочной логики, согласно которому для этого следует "обобщать", - в смысле отвлечения того абстрактно-общего, которое можно обнаружить в каждой отдельной и особенной "детали".

[...] Так или иначе, но все детали в совокупности составляют некоторую цепь опосредствующих звеньев, через которую осуществляется взаимодействие, - цепь, через которую только и может осуществляться принцип работы радиоприемника.

Если цепь где-то разорвана, - приемник перестает быть приемником, - всеобщий принцип его работы не осуществляется.

Значит конкретное ПОНИМАНИЕ работы приемника, если угодно "сущности" его как предмета - совпадает с осознанием связи всех его деталей между собой.

Первоначальное эмпирическое ознакомление с радиоприемником - которым обладает, естественно, каждый владелец - заключается в крайне абстрактном представлении о связи его деталей и их взаимной обусловленности.

Каждый хозяин радиоприемника во всяком случае должен знать, что поворот определенного переключателя вызывает появление звука в динамике, - что, стало быть, переключатель "связан" с динамиком.

Это и есть ярчайший пример абстрактного представления о предмете. Абстракция здесь устанавливает прямую и непосредственную связь там, где ее на самом деле нет, а есть связь, опосредованная через десятки, сотни, а может быть, и через тысячи промежуточных звеньев.

И это крайне абстрактное представление о вещи может быть самым что ни на есть чувственно-наглядным представлением, - да, впрочем, оно всегда является именно таковым.

Чувственно-наглядное сознание фиксирует всегда прямую и непосредственную связь там, где ее на самом деле нет, а есть связь, сложнейшим образом опосредствованная.

Приемник это доказывает тогда, когда портится. В этом случае поворот выключателя убедительно доказывает, что прямой и непосредственной связи между ним и динамиком нет...


(c) С.Г.Кара-Мурза, 1988-2001 г.
(c) Оформление , 2001 г.